Реформаторы стиля. Японцы.

Бабочки полёт Будит тихую поляну В солнечном свету…

Мацуо Басё

Вы сравнивали когда-нибудь картины европейских художников и японских? Замечали разницу? Европейский автор находится как бы внутри среды, он участвует. На японских – автор наблюдает с высоты птичьего полета, и самое применимое к нему слово «созерцает». В созерцании – суть японского искусства и дизайна, будь это стихи, картины или одежда. В философском созерцании – смысл реформистского пришествия Японии в культовый мир Высокой моды на рубеже 60-х.

Три имени, объединенных философией созерцания, при этом самобытных и неподражаемых, достойно встали в ряд великих реформаторов моды. Кензо, Ямамото, Кавакубо.

Кензо
Kenzo

Кензо (Kenzo Takada)

… Говорят, на первый показ Кензо пришло всего пятьдесят человек. Увидев странные яркие одежды – по большей части кимоно, сшитые из японских хлопчатобумажных тканей, они издевательски смеялись…

Кензо Такада родился 27 февраля 1939 года в деревушке у подножия древнего замка Химейи. Он был последним, пятым ребенком в семье владельца чайного домика. Несмотря на раннее увлечение шитьем и дизайном, после окончания школы по настоянию родителей Кензо поступил в университет Kobe Gaibo, чтобы изучать английскую литературу. Промучившись семестр, он бросил университет и уехал в Токио, став первым юношей, которого приняли в старейшую японскую школу модельеров Bunka Fukuso Gukain.

Работая модельером в сети универмагов « Санаи » и моделью в токийском журнале мод, Кензо мечтал о парижском мире моды. И удача улыбнулась ему – 1 января 1965 года он приехал во Францию.

Он не говорил по-французски, у него не было ни работы, ни денег, поэтому он молчал, смотрел и слушал. Париж стал для Кензо открытой книгой: «Ни в одном уголке мира я не чувствовал себя так хорошо, как в Париже, здесь каждый камень, каждое облако, каждый прохожий помогают мне в творчестве. Хотя в душе я остался японцем».

Взахлеб «поглощая высокую моду» на показах Кардена, Диора, Шанель, он постепенно погружается в депрессию. Высокая парижская мода – недоступная цель, параллельная вселенная, далекая от его реальной жизни. Преодолевая разочарование, он приходит к ясному выводу, что если пойдет традиционным путем, то ничего не добьется. Нужно что-то новое, чего пресыщенный Париж еще не пробовал. Например, смешать красочное кимоно, напоминающее пение гейш и театр кабуки, с просторными свитерами, прямыми линиями и накладными плечами, свойственными европейской одежде.

Кензо начинает работать над линией молодежной моды. Он создает яркий мир, цветной и солнечный, близкий природе и совершенно естественный. Он обожает нестандартную смесь цветов и рисунков.

Клетка, полоска, цветы и горошек одновременно! Жизнерадостность, схожая с удовольствием от каникул! Свободность форм и сложная фактурная игра!

Французы поначалу ничего не ждали от японца. Его свободные кимонообразные одежды удивляли и смешили их. Но уже через пять лет после приезда в Париж Кензо вместе со своей бывшей сокурсницей по колледжу открывает самый очаровательный бутик Парижа тех лет – «Джангл Джэп» (Jungle Jap) на Больших Бульварах.

И революция свершилась! К началу 70-х Европа, утомленная блеском гламура и желающая спрятать собственное тело от всеобщего обозрения, сдалась.

Она с удовольствием облачилась в его свободные этнические одежды с вышивками, шарфами, платками, поясами, жилетами, окрестив самого Кензо «новым деконструктивистом».

70-е стали звездным десятилетием Кензо. Создавая по пять коллекций в год, он уверенно идет своим революционным путем: избавляется от застежек – молний и пуговиц, от облегающего кроя и вытачек. В 1977 году он представляет публике длинный широкий пиджак, в 1978 – короткий пиджак с короткими и широкими брюками: эти пропорции стали настоящим символом 80-х. Все коллекции Кензо наполнены цветом и цветами, являющимися для него, человека не слишком разговорчивого, особой формой выражения любви.

Он изобретает собственное философское течение – « номадизм », утверждающее абсолют природы и простых радостей жизни.

Говоря о будущее моды, Кензо отмечает его противоречивость: «Конечно, будут появляться новые ткани, все более технические и искусственные, а людям будет все больше хотеться натурального, природного. Но оно будет все менее доступным».

Избегая всего вычурного, Кензо написал однажды: «Экзотика – это я сам». Великий путешественник, в каждой стране мира он молчит, слушает, смотрит – и видит самую суть. «Деревья зеленые, все деревья зеленые, мы видели столько зеленых деревьев, что забыли: деревья бывают розовыми тоже, но если бы все деревья были розовыми, я бы показал вам зеленое дерево»…

Образ женщины Кензо

Он одел невесту в розовое, заменив традиционную вуаль на огромную шляпу-цветок. Действительно, разве розовое – символ удовольствия – не достойная замена белому – символу девственности?

Женщина Кензо никогда не одета «чересчур»: если ей что-то нравится, она не возводит свою симпатию в абсолют. Она играет в моду, не стремясь произвести впечатление и не провоцируя. Она не мыслит глобальными категориями, а живет в своем маленьком домике, который есть часть дома большого.

Ямамото.jpg
Yamamoto

Йоджи Ямамото (Yohji Yamamoto)

«Перестаньте путать красоту с красивостью», – провозгласил мало кому известный модельер Ямамото лет двадцать назад. И именно этот лозунг стал его грандиозной революционной реформой.

«Другой, особенный, неземной», – далеко не весь перечень определяющих эпитетов в адрес Йоджи Ямамото, виртуоза изысканного кроя, обладателя имиджа асексуального дизайнера, единственного из всемирно известных дизайнеров, кто на сегодняшний день не является членом Ассоциации высокой моды.

Противопоставив красоту красивости, он, во-первых, отказался ассоциировать женщину с дорогой куклой. Соответственно, убрал все ровное и симметричное.

По мнению Ямамото, если вещь безукоризненна, она создана не для живого человека, а для манекена.

Во-вторых, он стер границы времени. «Мои модели вечны». Глядя на вещи из его коллекций, возникает стойкая ассоциация с «сэконд хэндом». Ничего удивительного – естественность с печатью времени – одна из мер красоты у японцев, называемая «саби».

В-третьих, он отказался от цвета, чтобы четче выделить форму. 99% его моделей ахроматичны в цвете. Лидирует черный. «Стаей ворон» окрестили почитателей Ямамомото после показа первой коллекции.

Попытка человека, будучи в обществе, уйти из общества – отраженная в одежде философия Ямамото, философия монаха и самобытного самурая.

Йоджи Ямамото родился во время Второй мировой войны. Его отец погиб, когда Йоджи было два года. Мать была портнихой. Ямамого несколько лет изучал английский язык в университете Ниррона, после чего поступил в один из самых престижных университетов Японии — Кейо, где изучал юриспруденцию. Но юристом так и не стал, поскольку решил, что главная вещь в его жизни — это мода, и поступил в японский колледж модельеров Bunka Fukuso Gukain.

Первое платье он сшил для подруги своей матери — оно было черным и длинным, обволакивающим фигуру, словно кокон. После выпуска дебютных коллекций в конце 70-х имя Ямамото ассоциируют со стилем «минимализм», равным понятию «совершенство». Однако сам Кутюрье протестует, считая минимализм «претенциозной мелочностью».

Его секрет прост: он взял традиционное национальное японское платье и перешил его соответственно европейскому крою. Тем самым он создал уникальный стиль, сложенный из странности, парадоксов, недоговорок и асимметрии. Скопировать невозможно. С чем-либо спутать – тоже.

«Я не люблю моду, но понимаю, что она необходима, как воздух, это и вдохновляет меня», – философски делится Кутюрье. И он искренен…

Образ женщины Ямамото

Муза Ямамото…Война. Женщина его предельно аскетична, противоречива и не разгадана. Она, конечно, интеллектуалка, тонко чувствующая и абсолютно независимая.

Кавакубо.jpg
Kawakubo

Рея Кавакубо (Rei Kawakubo)

В середине 70-х дизайнер Йоджи Ямамото познакомился с начинающим модельером Реей Кавакубо. Они начали сотрудничать, а через несколько лет их партнерство переросло в брак, который продолжается до сих пор. Это лирическое отступление…

Рея Кавакубо родилась в Токио в 1942 году. Она не получила специального образования дизайнера одежды, но изучала изящные искусства и литературу в Университете, поэтому для нее не составляет труда передать свои идеи конструкторам и швеям. После окончания учебы она сразу устраивается на работу в отдел рекламы текстильной компании. Позже пробует себя там в качестве стилиста.

Собственную марку Comme des Garcons она основала в 1969 году, взяв для названия рефрен из популярной песни.

В 1981 году Кавакубо показывает свою первую коллекцию, а в 1982 Comme des Garcons принимают в члены парижского Синдиката Высокой моды. В это же время открывается и первый именной бутик в Париже.

Мода Реи Кавакубо – это анти-мода. В основном, черный или темно-серый цвет, военные ботинки, оторванные рукава. В конце 70-х – начале 80-х это абсолютно новый неординарный взгляд на современную эстетику. Мрачные наряды и образы, показанные в первой коллекции, естественно, вызвали неоднозначную реакцию публики и много критики: «Траур, похороны, ядерная бомбежка…». Подчеркнутое уродство шло в разрез с красочной эпохой 80-х, где царили праздничное безвкусье и немудреность форм.

Открыв эстетику деконструктивизма, Кавакубо вызывающе делает одну коллекцию на инвалидах, в другой использует искусственные горбы и разные дефекты. Шок!

Более понятна и востребована Рея Кавакубо становится только к концу 90-х, когда альтернативный стиль гранж перестает быть лишь неизвестным иностранным словом. Именно в 90-х она создает и авангардные духи в стиле industrial, пахнущие стеклом и металлом, Odeur 53. Кавакубо считает, что для горожанина нет ничего милее запахов гаража, химчистки, раскаленного асфальта, газированной воды и кожзаменителя.

Кавакубо революционно вводит в моду незавершенность, как например, наличие лишь одного рукава или неровный с одного бока подол юбки, необработанные и открытые швы, дыры, потертости, выгоревший или состиранный цвет, распадающаяся форма, рваность.

«Уродство – это отдыхающая красота», – уверял Леонардо Да Винчи. Рея Кавакубо улыбается…

Образ женщины Кавакубо

Женщина Кавакубо совершенна в своей самодостаточности. Она мыслит, играет, попирает стереотипы. Она абсолютный философ, знающий правду: некрасивость – это просто изнанка красоты.

Автор текста: Татьяна Мезенцева

 

0

Un commentaire sur “Реформаторы стиля. Японцы.

  1. Спасибо! Потрясающе интересная статья. Надо приглядеться к этим брендам внимательнее…. Заочно захотелось…

    0

Оставьте комментарий к понравившейся статье!